Рейтинг:   / 59
ПлохоОтлично 
Родительская категория: Общество Категория: Геополитика Автор: Просмотров: 1614


Картина заговора раскрылась сама собой, и я ее нисколько не ожидал, но «факты – упрямая вещь!»
Она объясняет многое, если не все. Но предупреждаю, ИСТОРИЯ ШОКИРУЮЩАЯ.

О заговоре военных 1937 года написано уже немало книг, и теперь нет сомнений, что он был в действительности. Впрочем, удалось ли Сталину очистить армию от всех предателей и заговорщиков в 1937–1938 гг.?

Есть мнение, что нет, не удалось. Что за странные перестановки кадрового состава происходили в Московском военном округе в день нападения Германии на нашу страну? Почему же Сталин так и не выступил с обращением к стране в полдень 22 июня? Какие же причины не позволили ему, главе государства, прочитать текст, который, в конце концов, все же, озвучил его заместитель Молотов?

-------------------------

Все началось с того, что я стал скрупулезно изучать события только одного дня – 22 июня 1941 года. Именно в Белостокском выступе. Получилось это случайно, не помню даже точно, как.

Открылись поразительные факты

Стал раскручивать эту историю дальше, неделю за неделей, месяц за месяцем. Вплоть до битвы под Москвой.
Неожиданно передо мной стала раскрываться картина войны, которая разительно отличалась от той, которую мне вдалбливали в школе, которую мы знаем по книге воспоминаний Жукова, которую считаем общепринятой... Шокирующая история.

И уже потом, спустя некоторое время, немного опомнившись от шока, я узнал, что версии заговора в армии уже выдвигались некоторыми исследователями (например, Козинкиным, Покровским, отчасти и очень сдержанно Мартиросяном). Однако во всех этих версиях речь шла о действиях заговорщиков непосредственно перед войной или ограничивалась первыми днями войны.

Никто не пытался перекинуть мостик от 22 июня к операции "Тайфун" , точнее, ее краху, который означал крах всего заговора.

(Операцией «Тайфун», в западных источниках, называют – план захвата Москвы нацистскими войсками)

Может быть, потому, что я вовсе не думал о том, чтобы раскручивать какую-то «теорию заговора», я лишь раскручивал хронику войны, а она естественным образом привела под Москву. Картина заговора раскрылась сама собой, и я ее нисколько не ожидал, но «факты – упрямая вещь!»

Картина заговора объясняет многое, если не все. Но предупреждаю, ИСТОРИЯ ШОКИРУЮЩАЯ

Разумеется, я не претендую на ее абсолютную истинность. Если угодно, назовем ее версией.
Это ИСТОРИЯ ЗАГОВОРА военных накануне нападения фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года и в первые месяцы войны.

Итак, все по порядку:

Ядро заговора составляли Павлов, Жуков, Тимошенко

План заговора: открыть Гитлеру беспрепятственный путь на Москву, парализовать действия Красной Армии, сдать всю военную технику, артиллерию, армейские склады и горючее в достаточном количестве, чтобы завершить военную кампанию до наступления холодов.

Опираясь на этот план, немцы начали войну, не позаботившись о должном обеспечении своих войск (в отдельных случаях это приводило к казусам, когда немецкие танки останавливались и прекращали наступление только лишь потому, что в баках заканчивалось топливо). Опираясь на этот план, немцы направили свою армию прямиком на скопление механизированных корпусов, почему-то твердо уверенные, что эти корпуса воевать не будут (так оно и случилось, хотя только 6-й механизированный корпус имел на вооружении свыше 1100 танков, причем большая часть новейших КВ и Т-34, значительно превосходившие немецкие танки, а были и другие мехкорпуса).

Что обещал Гитлер заговорщикам, можно лишь догадываться, и что-то мне подсказывает, что в точности мы этого никогда не узнаем. Может быть, какое-нибудь марионеточное военное правительство под эгидой рейха, был бы Жуков этаким маленьким «дуче», проводил бы свои смешные парады, а немцы беспрепятственно грабили бы страну, выкачивали нефтепродукты и сырье для своей армии и промышленности, превратив русский народ в полуграмотных, зомбированных рабов, обслуживающих добычу и доставку нефти и прочих природных ресурсов.

Поначалу все шло, как было задумано. Правда, с небольшими шероховатостями. Войска НКВД и пограничники, подчинявшиеся Берии, оказали яростное сопротивление. Это раз. Они же местами успели уничтожить склады с боеприпасами и топливом, которые по этой причине не достались немцам. Это два.

Ну, тут уж заговорщики ничего поделать не могли, это были войска Берии. А в остальном все шло, как было задумано. Техника была брошена, артиллерия тоже, самолеты, сгруппированные на заранее обговоренных площадках, уничтожены на земле. Армейские склады сданы «из рук в руки». Армия была деморализована и совершала бессмысленные рейды, больше похожие на броуновское движение, или просто тупо топталась на месте, дожидаясь плена. Кто-то правда пытался бежать, но это было даже на руку.

Во-первых, зачем столько пленных, куда их девать? А во-вторых, они создавали атмосферу всеобщей паники, неразберихи, заторы, в общем, «общую атмосферу разгрома». Бежавших без труда ликвидировали «по ходу дела». Между тем немцы практически беспрепятственно продвигались на восток. Казалось бы, все шло хорошо.

И вдруг «как гром среди ясного неба» арестован Павлов

Жуков поспешно проворачивает дело с расстрелом своего подельника. Что называется, «концы в воду». Но что делать дальше? Ведь это означает, что Сталин обо всем догадался. Каких действий от него ждать?
Дальше - больше. Накладка за накладкой. Неожиданно долго берут Смоленск. Несмотря на все усилия, не удается взять Тулу..


Из города свалили все войска РККА — но город не сдали потому, что в нем остались части НКВД, охранявшие военные заводы. Они упёрлись, партийцы мобилизовали рабочих — и Гудериан обломал зубы.

(После ухода 238-й стрелковой дивизии в Туле остались 732-й зенитный артиллерийский и 171-й истребительный авиационный полки ПВО, а также 156-й полк 69-й бригады войск НКВД, прикрывающий оборонные заводы)

Не сдался и окруженный, блокированный Ленинград. Отдельные части РККА отчаянно и стойко сопротивляются. Быстрая победа Гитлера уже не кажется такой очевидной, а долгой, затяжной войны заговор не предполагал.

В общем, об этом есть книжка — Владимир Мещеряков, «Сталин и заговор военных 1941 г». Она легко находится поиском.

Отдельные части РККА отчаянно и стойко сопротивляются

И все же победа Гитлера более чем вероятна. Не очевидна, но вероятна.

Как же в этой ситуации вести себя Жукову? А никак. Он выжидает.

Он не может действовать явно ни за одну, ни за другую из противоборствующих сторон. Он не может явно препятствовать Гитлеру, но не может и явно ему помогать. В этой ситуации он старается не делать ничего. И, надо признать, это ему удается.

Кстати так ведет себя не только Жуков. Так же ведут себя Конев, Еременко (этот просто уходит в запой) и другие, более мелкие вероятные участники заговора (Власов действует чуть активнее на стороне Гитлера, но в пределах осторожности). Тимошенко приходится труднее, но в общем, тоже удается держаться принципа «и нашим, и вашим». Но бесконечно так продолжаться не может. Неизбежно придется делать выбор. Момент истины наступает в ноябре 1941 года.

К этому времени многое меняется. Несмотря на то, что путь на Москву полностью открыт, немцы неожиданно не могут ее взять.
Сначала вмешиваются подольские курсанты, потом какие-то непредвиденные ополченцы, которые почему-то встают насмерть. Ужасно мешает Рокоссовский. Чуть ранее Лукин, Лелюшенко, невзятие Тулы, бои под Мценском.

Да и сами немцы, которые до этого вели себя очень уверенно (как будто действуя по подсказке), неожиданно начинают вести себя как слепые котята (как будто этой подсказки лишившись), топчутся на месте, совершают необъяснимые шарахания. Может быть, это связано с высылкой (эвакуацией) из Москвы генштаба 17 октября 1941 г.? ...


Есть и такая версия

Но что самое неприятное, вопреки всем ожиданиям, Сталин не покидает Москву! Это главное.

Если бы Сталин уехал из Москвы, ее можно было бы сдать. Несмотря на Рокоссовского. Несмотря на ополченцев. Несмотря ни на что.

Но Сталин в Москве, и это все меняет. Теперь здесь «даже камни будут воевать».

И вот тогда состоялся знаменитый телефонный разговор Сталина с Жуковым.

Сталин спрашивает: Вы уверены, что мы удержим Москву? Говорите честно, как коммунист.
Жуков:

Москву, безусловно, удержим.

Дату этого разговора называют разную. По мнению одних историков (их большинство) этот разговор состоялся 19 ноября, по мнению других – месяцем раньше, 16 октября. Такое расхождение объясняется тем, что сам мемуарист несколько «запамятовал». В книге воспоминаний Жуков пишет: «Не помню какого числа…»

Невероятная забывчивость, если учесть всю значимость этого разговора. Полагаю, Жуков умышленно прикидывается склеротиком, но суть не в этом. Важно, что такой разговор состоялся. Правда, он упоминается только в воспоминаниях Жукова. Я понимаю, что ссылаться на эту книгу воспоминаний тот еще моветон. Но я верю, что такой разговор действительно был, и Жуков не мог умолчать о нем. Этот разговор был нужен ему, чтобы выставить себя спасителем Москвы, ЧЕЛОВЕКОМ, КОТОРЫЙ ЗАЩИТИЛ МОСКВУ. Ведь Сталин спрашивает не у кого-нибудь, а у него, Жукова. Значит только от него, Жукова, все зависит, только он один знает ответ. Все так. Вот только подоплека этого разговора была совсем иной.

Сталин спрашивает Жукова:

Ну что, решил, наконец, на чьей ты стороне? Будешь сдавать Москву или будешь ее оборонять?
Жуков:

Я все решил, товарищ Сталин. Отныне я на вашей стороне, Москву не сдам.

И все! После этого момента Жуков чудесным образом, просто фантастически переменяется. Теперь он энергичен, активен, теперь он воюет по-настоящему, последовательно проводя линию Сталина. Начинается история «маршала Победы».

Многие сомневаются в полководческом таланте Жукова, обвиняют его в отсутствии стратегического мышления, в том, что он не считался с человеческими жизнями и прочая. Не буду спорить, не знаю. Для меня важно не какой был полководец Жуков, а на чьей он был стороне.
Потому что это открывает совершенно иной взгляд на историю Великой Отечественной войны, о которой мы никогда не узнаем ВСЕЙ ПРАВДЫ.

История — странная и не предсказуемая наука.


Источник И. Сергеев